Из учения Ребе

Отец мой, учитель мой

11.08.2014
20 ава душа раввина Леви-Ицхака Шнеерсона, отца седьмого Любавичского Ребе, покинула этот мир. В самые страшные годы сталинского режима раби Леви-Ицхак продолжал занимать пост главного раввина Днепропетровска и, фактически, был лидером евреев в Украине.

Ребе

 

На встрече детей с Ребе, организованной им в честь 106-летия со дня рождения своего отца и учителя, Ребе рассказал такую историю:

- Раби Леви-Ицхак был раввином в одном из главных городов всей Украины. Город Днепропетровск был основным поставщиком ржи и пшеницы на территории всего СССР, поэтому к началу сезона сбора урожая в город приезжало много евреев, желавших купить пшеницу для приготовления муки для выпечки мацы. Так как мука нужна была для особенных целей, то покупатели хотели, чтобы у нее был сертификат кашерности, подписанный главным раввином города и подтверждающий, что мука кашерна для Песаха. Раби Леви-Ицхак, услышав об этой просьбе, с радостью согласился помочь, но с одним условием: если он ставит на муку печать кашерности, то сама мука обязательно должна быть кашерной, а для того чтобы удостоверится, что всё проходит правильно, он пошлет своих доверенных лиц, которые проследят, чтобы ни колосья, ни перемолотое зерно, ни мука не соприкоснулись с водой ни на одной из стадий процесса.

Следует иметь в виду, что, когда зерно обрабатывается без добавления воды, муки получается гораздо меньше, и сама она стоит дороже. Конечно, местным властям это не понравилось, и к раби Леви-Ицхаку пришли посланники из городской администрации, заявившие, что он «саботажник и намеренно хочет ввести правительство в дополнительные расходы». На эти претензии отважный реб Леви-Ицхак ответил, что согласно Конституции и согласно его совести, и согласно совести каждого нормального человека, если он дает удостоверение о том, что это кашерно, он должен быть убежден в этом, и никто не может его заставить написать то, что против его совести. Тогда ему предложили поехать в Москву к председателю Президиума Верховного Совета Михаилу Калинину и изложить ему все свои соображения о том, что, несмотря на то, что подобная позиция раввина обойдется мельницам (которые находились в государственном ведении) в сотни тысяч рублей, нельзя солгать евреям, желающим кушать мацу из муки кашерной на Песах. Когда раби Леви-Ицхак изложил все эти доводы в столице, он получил специальное разрешение. И даже более того – ему выдали распоряжение для всех мельниц в Украине о том, чтобы весь обслуживающий персонал содействовал и помогал представителям раввина Днепропетровска, даже если это будет связано с очень большими расходами. И так было сделано по всей Украине.

Ребе добавил, что эта история – еще одно доказательство того, что, когда еврей описывает положение без прикрас, так, как есть в действительности, и заявляет о своем желании воспитывать ребенка в духе иудаизма или соблюдать субботу и праздники так, как положено, тогда (если только обращаются к настоящей власти) ему не только не препятствуют, но даже указывают всем нижестоящим властям, чтобы они не только не мешали, но даже охраняли и помогали тому, чтобы еврей мог жить по-еврейски.

 

Истинное существование

 

Этот рассказ позволяет нам представить, что за человек был раби Леви-Ицхак Шнеерсон, отец Ребе. Его преданность еврейской вере и бескомпромиссность в ее вопросах делали его опасной фигурой в глазах советской власти. В 1939 году реб Левик, как ласково называли его хасиды, был арестован за «антисоветскую деятельность». Проведя год в тюрьмах Днепропетровска, Киева, Харькова, а затем и Алма-Аты, он был осужден на пять лет ссылки в поселке Чиили, в Казахстане.

В одной из своих записей раби Леви-Ицхак объясняет все произошедшее с точки зрения каббалы и гематрии (числовых значений слов и имен на святом языке). Комментируя эти записки, Ребе пишет:

«С одной стороны, когда мой отец и учитель пишет о своих злоключениях (тюрьмах и ссылке), то понятно, что сердце его разбито и дух сокрушен, и он уверен, что все это было ниспослано ему Свыше в искупление грехов. А с другой стороны, в тех же записках он объясняет, что подобные вещи случаются с избранными людьми, чьи судьбы неразрывно связаны с каббалой.

Данная записка, составленная моим отцом, начинается со слова «я». Слово «я» означает сфиру Малхут (Царство), которая является подчиненной по отношению ко всем другим сфирот и получает влияние от них, поэтому она называется «я». Получая влияние от других, сфира Малхут, в свою очередь, является квинтэссенцией скромности по сравнению с другими сфирот, так как всё чем она «владеет», принято ей от других. А следовательно, она и есть истинная реальность, так как всё ее существо – это влияние переданное ей Свыше.

И это то, что мой отец и учитель имеет в виду под словами «и я молю…». Сфира Малхут находится в состоянии молитвы. То есть, с одной стороны, подчеркивается сама суть скромности, когда человек понимает, что о каждой вещи в жизни нужно молить Всевышнего, а с другой стороны, подчеркивается его собственное существование – «я молю» – его собственная уникальная молитва, которую ждет Всевышний, и молящийся уверен, что его молитва будет услышана. И такое положение вещей – скромность с одной стороны и ценность молитвы конкретного человека с другой стороны – вовсе не противоречат друг другу, а напротив, дополняют друг друга настолько, что молящийся поднимается до уровня «Всевышний, раскрой губы мои, и уста мои восславят тебя». Так же как известно о Гилеле Старшем, что он был человеком необычайной скромности, но вместе с этим, когда он приходил веселиться на Симхат бейт ашоэва (традиционные гуляния в честь возлияния воды на жертвенник в праздник Суккот), он говорил: «Если я здесь, то всё здесь». Объяснить этот парадокс можно так: только когда скромность является истинной, и человек живет не ради собственного «я», тогда всё его существование – это принятие влияния Свыше, а, следовательно, его существование – истинно.

И, исходя из этого, следует объяснить начало самой записки со слова «я». Это вовсе не противоречит скромности и самоустранению автора перед волей Всевышнего, а, напротив, так как всё его существование – это принятие влияния Сверху, а, следовательно, существование истинное, то и все события в его жизни (и мельчайшие детали этих событий) – это события, управляемые по законам каббалистического учения.

Истины ради следует отметить, что существование каждого еврея – это принятие влияния Свыше. Но есть среди народа Израиля те, у кого, как у Гилеля Старшего, эта связь с Всевышним была видна в открытую. Также и у моего отца и учителя эта связь была видна в открытую, так как он был невероятно скромен и устранил свою волю перед волей Всевышнего, что привело к тому, что все его существование было ни чем иным, как принятием и исполнением Б-жественной воли».



Добавить комментарий

Добавить комментарий

* Внимание! Все комментарии проходят премодерацию. Ваше сообщение появится после проверки модератором.

Visual Captcha
Код изображения:
Заголовок:
Ваше имя(*):
Адрес электронной почты:
Уведомление о новых сообщениях в этом треде:
Сайт:
Комментарий(*):