Интервью

Моэль Эльханан Коген - с точки зрения Моэля

16.02.2010

Главный раввин Алматы Эльханан Коген – дипломированный моэль, сделавший в казахстанской общине практически все обрезания последних лет.

- Моэль – это, кроме всего прочего, огромная ответственность. Где вы проходили подготовку и набирались опыта?

- Много лет в Казахстане не было своего моэля, и приходилось каждый раз вызывать моэля из Израиля. Я всегда следил за работой моэлей, задавал вопросы, главным образом – чтобы знать, как ухаживать и наблюдать за ребенком в первые дни, когда рядом уже не будет специалиста. В конце концов, я решил сам обучиться этой профессии и для этого прошел особый курс при организации «Брит Йосеф-Ицхак» в Израиле, которая специализируется на обрезаниях детям и взрослым. После окончания курса я некоторое время делал обрезания в Израиле под наблюдением опытного моэля. Чтобы получить диплом, мне нужно было обрезать, в том числе, собственного сына. А это большая заслуга!

- Что заставило вас пройти весь этот путь?

- Как я уже сказал, нам нередко приходилось привозить в Казахстан моэля из Израиля или из Москвы, а это связано с множеством трудностей: виза, билеты, да и вообще не всегда можно найти моэля, который как раз в нужный день свободен. В конце концов, стало ясно, что в Казахстане нужен свой моэль.

- А зачем вообще нужен моэль? Разве недостаточно врача-хирурга?

- Обрезание – это не просто физический акт, это, прежде всего, акт духовный. Моэль – это человек, который связывает обрезаемого с его Отцом Небесным. Иначе его называли бы просто: обрезатель, а то и – мясник. Так что моэль обязательно должен быть человеком б-гобоязненным, изучать Тору, уметь молиться и, конечно, знать не только физиологические, но и алахичекие аспекты профессии.

Многие хирурги считают, что они умеют делать обрезание, но при этом они упускают множество алахических подробностей. У нас в общине был один человек, которого в детстве обрезал хирург. Он вырос, женился, но много лет оставался бездетным. Однажды ему пришло в голову проверить, правильно ли сделано его обрезание. Он как раз тогда собирался посетить Израиль, и я направил его в «Брит Йосеф-Ицхак». Там, естественно, обнаружилось, что обрезание сделано неправильно, и ошибка была исправлена. Через год у него родился сын.

Обрезание делают раз в жизни, и оно дает благословение на всю оставшуюся жизнь, которое передается детям, внукам и правнукам. Ради этого стоит сделать все правильно.

- Известно, что обрезание надо делать на восьмой день после рождения. Вы готовы к любым сюрпризам?

- Слава Б-гу, сегодня это не представляет особой проблемы: у меня всегда наготове несколько наборов для обрезания. Проблема иногда заключается в том, что нет подходящего авиарейса или билетов на него. Поэтому о предстоящем обрезании в другом городе мне нужно знать как можно раньше. Иногда приходится менять все планы, но обрезание на восьмой день превыше всего.

- Какой процент новорожденных в Казахстане сегодня проходят обрезание?

- В тех городах, где есть постоянный раввин и община, естественно, евреи больше осведомлены о необходимости обрезания. Можно сказать, что в 99% случаев люди обращаются к нам вовремя. Восемь лет назад, когда я только приехал в Казахстан, даже те, кто хотел сделать своему ребенку обрезание, не старались успеть на восьмой день. Ждали, когда ребенку исполнится два-три месяца, или когда приедет моэль для кого-то другого, и делали обрезание целыми группами. Сегодня некоторые даже сообщают мне заранее перед родами, чтобы я был готов.

- В чем причина того, что раньше люди ждали, пока ребенку исполнится два-три месяца?

- Люди по ошибке полагают, что новорожденный еще слишком слаб. Жалеют его, не хотят причинять боль. На самом деле все как раз наоборот: восьмой день после рождения – самый подходящий для обрезания, в том числе с физиологической точки зрения. В этот день свертываемость крови достигает пика, а затем начинает снижаться. Кроме того, новорожденный меньше чувствует и осознает происходящее с ним и поэтому меньше переживает болезненные ощущения. Разумеется, это не относится к случаям, когда обрезание необходимо отложить по медицинским показаниям. Поэтому необходимо рассказать моэлю, как проходили роды, точное время рождения, получали ли мать или ребенок антибиотики, есть ли в семье случаи несвертываемости крови (гемофилия), страдает ли ребенок от желтухи, воспаления глаз и так далее.

- Что важно иметь в виду перед обрезанием?

- За час до обрезания ребенка нельзя кормить, а после обрезания сразу покормить и таким образом успокоить. Важно следить за тем, чтобы не было сильного кровотечения в месте обрезания, и в случае необходимости обращаться к моэлю или к врачу. Если вместе с мочой на подгузнике появляется пятно крови – это еще не говорит о кровотечении, такое вполне может произойти, и в этом нет ничего опасного. Ребенка не купают целиком сутки после обрезания, а затем можно снять повязку и купать как обычно. Некоторые, чтобы было легче снять присохшую повязку, смачивают ее маслом “Джонсон и Джонсон”.

В первую ночь после обрезания ребенок может спать неспокойно. Можно воспользоваться детскими свечами для обезболивания. Рану смазывают мазями для скорейшего заживления. Обычно моэль может порекомендовать хорошую мазь, которая есть в местной аптеке.

У полных младенцев иногда после обрезания половой член как бы втягивается внутрь живота. Не стоит пугаться, вскоре он появится снова.

- Что нужно приготовить для обрезания?

- Запасные подгузники и влажные салфетки.

- И это все?

- Да. Обо всем остальном позаботится моэль. Естественно, стоит организовать все необходимое для праздничной трапезы.

- Сколько стоит сделать обрезание?

- Мы не берем денег за обрезание, мы исполняем заповедь. Иногда это связано для нас с большими расходами: поездка, приобретение всего необходимого… Мы прилагаем усилия, чтобы родителям ребенка это не стоило ни гроша, собираем пожертвования или просто делаем все за свой счет.

-Есть у вас какие-нибудь интересные истории из практики?

- Конечно, есть. Например, однажды я делал обрезание полугодовалому ребенку у него дома. Пришли несколько друзей семьи. Мы принесли с собой кашерную еду для трапезы. Ребенок был уже довольно большой, сопротивлялся, но родители решили больше не откладывать обрезание, ведь с возрастом он начнет больше понимать, и ему будет тяжелее.

Через несколько дней позвонил отец ребенка: «Вы не поверите! Наш сын всегда плохо спал ночью, много плакал, и когда вы сказали, что после обрезания он будет спать беспокойно, мы уж и не знали, к чему готовиться! А он наоборот – спал всю ночь спокойно и с тех пор перестал просыпаться по ночам. Теперь я понимаю, что не сделать обрезание вовремя было большой ошибкой».

В другой раз я делал обрезание в субботу в Астане, а поскольку в субботу запрещено переносить вещи из владения во владение, и ребенка, разумеется, тоже, мама с сыном остались ночевать в гостевой комнате синагоги, чтобы сделать обрезание в святом месте, как это принято в их семье из поколения в поколение.

Как-то пришлось делать обрезание 73-летнему еврею в Павлодаре. Мы тогда 8 часов ехали с израильским послом на машине из Астаны. Посол был сандаком. Он спросил этого пожилого человека, как он решился сделать обрезание, и тот ответил: «Конечно, решиться было нелегко, но я ведь еврей, как и вы, а если не теперь, то когда же!?» После обрезания он встал и начал танцевать от радости, а на следующий день пришел на молитву в синагогу, как ни в чем не бывало.

Вообще я хочу сказать, что меня каждый раз заново потрясает мужество детей и взрослых, которые принимают решение сделать обрезание в сознательном возрасте, как праотец Авраам. И я горжусь, что у меня тоже есть доля в исполнении этой заповеди.



Добавить комментарий

Добавить комментарий

* Внимание! Все комментарии проходят премодерацию. Ваше сообщение появится после проверки модератором.

Visual Captcha
Код изображения:
Заголовок:
Ваше имя(*):
Адрес электронной почты:
Уведомление о новых сообщениях в этом треде:
Сайт:
Комментарий(*):