Интервью

Честь быть матерью

27.03.2015

Одиннадцать долгих лет она ждала счастья стать матерью. Она побывала у лучших врачей Израиле и заграницы, принимала все возможные лекарства и пробовала различные методики, надеялась и разочаровывалась, пыталась снова и опять терпела фиаско… Лучшие доктора считали ее случай безнадежным.

Она не сдалась, но покорилась судьбе. И именно в этот момент произошло долгожданное чудо – Гитит поняла, что ждет ребенка. В положенный срок у нее родилась здоровая и красивая дочь.

Интервью с Гитит Давидович, талантливой и уникальной посланницей Ребе.

Ципи Кольтинюк

 

Папа из России, мама из Марокко

Гитит Давидович (в девичестве Альперович) родилась 39 лет назад в городе Кирьят-Гате. Ее отец был родом из известной «русской» хабадской семьи. После йешивы он пошел служить в Цахал и был направлен работать учителем в школе. По долгу службы он оказался в Кирьят-Гате, где и встретил в одной из учительских комнат свою будущую жену, выпускницу религиозной школы «Бейт Яаков» из марокканской семьи. Они понравились друг другу с первого взгляда. Шидух состоялся, и молодые люди решили пожениться. В те годы пара, состоящая из представителей ашкеназского и сефардского еврейства, бросалась в глаза. Родителям было непросто смириться с тем, что их дети выбрали себе такую необычную пару, но когда взрослое поколение увидело, что парень и девушка настроены очень серьезно по отношению друг к другу и действительно нравятся друг другу, они приняли их выбор.

Гитит – старшая из шестерых детей семьи Альперович. Когда появились дети, молодым родителям стало ясно, что на две зарплаты учителей прожить сложно. Отец Гитит оставил преподавательскую деятельность и приобрел специальность в области туризма и путешествий. В те годы авиаперелеты считались настоящей роскошью, и люди редко покупали авиабилеты, особенно в таком небольшом периферийном городке как Кирьят-Гат. Но, тем не менее, Ойзер, отец Гитит, решил открыть свой офис именно в родном Кирьят-Гате. Это было первое местное туристическое агентство. Первое время семья существовала на зарплату мамы, а папино дело не только не приносило прибыли, но и терпело большие убытки. Мама во всем поддерживала папу и верила в его успех, поэтому она не позволяла ему закрыть контору и все время говорила, что придет время, и их агентство принесет свои плоды. Мама оказалась права.

Сегодня Ойзер Альперович руководит одним из ведущих туристических агентств в Израиле. У его фирмы пятнадцать отделений по всей стране, в которых работают сто тридцать человек. Отец Гитит не устает повторять, что своим успехом он обязан жене: ее вере в него в те годы, когда он сам даже не представлял, какое замечательное будущее его ждет.

 

Открытый дом

Родители Гитит очень старались дать своим детям хорошее образование. Так как в Кирьят-Гате в те годы не было серьезной религиозной школы, и семья жила среди нерелигиозного окружения, родители выбрали для дочери религиозную школу для девочек в соседнем городке Йесодот. Дорога была очень утомительной, Гитит приходилось ездить тремя видами транспорта. «Это было довольно сложно – ездить самой так далеко в таком юном возрасте, – говорит Гитит, – но я видела, что моим родителям важно дать мне хорошее образование, и их отношение оставило неизгладимый след в моей душе на всю жизнь».

Гитит и ее братья были не из тех детей, которых невозможно загнать домой с улицы – их дом был их крепостью. Но вместе с тем, у них не было недостатка в общении, двери дома всегда были открыты для гостей. Благодаря своей туристической фирме отец Гитит знакомился с представителями разных социальных слоев и носителями различных политических взглядов. Для хасида Хабада главное – это распространение света Торы и заповедей. Поэтому дом семьи Альперович стал «Центром Хабада» для всех желающих.

По субботам, еврейским праздникам и в будние дни в их квартире всегда можно было встретить гостей, среди которых могли быть сотрудники из отцовской фирмы, недавние клиенты и просто знакомые люди. Папа Гитит всегда старался напомнить евреям об их еврействе: он раздавал мацу на Песах и традиционные гостинцы на Пурим, он говорил слова Торы на собраниях работников своей фирмы и не забывал приглашать своих подчиненных на все семейные праздники, будь то брит-мила или бар-мицва.

«Мои родители никогда не были официальными посланниками Ребе, но, несмотря на то что каждый из них занимался своим делом, я выросла в доме, где вся атмосфера была пропитана идеей «шлихут» (посланничества)».

 

Когда я вырасту

 

- С шестнадцати лет во время каникул я подрабатывала в папиной фирме. Я начинала с самых простых заданий – с того, что готовила кофе, а затем потихоньку училась все более сложным и интересным вещам. Но я точно знала, что не хочу заниматься бизнесом, когда вырасту. Поэтому, окончив школу, я решила продолжать учебу в университете. Меня всегда интересовала педагогика, и я получила первую, а затем и вторую степень по педагогике в университете «Бейт ваган» в Иерусалиме. В то время мои подруги продолжали свою учебу в колледже в Кфар-Хабаде, но я сделала по-своему. Позже я поняла, что мой выбор был неслучаен: учась в университете «Бейт ваган», я познакомилась с девушками из среды религиозных сионистов, и это помогло мне узнать, понять и полюбить этих людей, а спустя годы, когда я стала посланницей Ребе, именно эти люди и составили мое ближайшее окружение.

 

Шидух из Венгрии

- Когда пришло время думать о замужестве, всем было ясно, что со мной будет непросто: мои родители – представители двух разных еврейских традиций, я страдаю избыточным весом, вот-вот стану обладательницей второй академической степени, у меня сильный и яркий характер… Мои близкие ломали себе голову, каким должен быть мой будущий муж, кто мне подойдет? Большинство моих подруг уже были замужем. Благодаря одной из них я и познакомилась со своим будущим мужем.

Моя подруга и ее муж вспомнили о знакомом ее супруга и подумали, что мы можем подойти друг другу. Затем моя подруга поговорила со своей мамой, которая занималась сватовством, и та в свою очередь позвонила моим родителям. Его зовут Исраэль Давидович. Он родом из Венгрии и приехал в Израиль в восемнадцать лет. За два года до этого он посетил страну в качестве участника всемирной викторины на знание Танаха и был первым из конкурсантов, приехавших из стран бывшего соцлагеря. Забавно, что моя мама с большим интересом следила именно за той игрой, запомнила его имя и то, как он выглядит.

Наша встреча состоялась не сразу. Мой папа рассказал своей маме (тоже уроженке Венгрии) о том, что мне предложили встретиться с «венгерским» парнем. На это бабушка немедленно заявила, что молодые люди из Венгрии – это очень достойные люди, и венгерский жених – это именно то, что нужно ее Гитит. По некоторым причинам встреча отложилась, но затем идея познакомить нас снова увлекла моих родителей и сваху, и, в конце концов, мы встретились. Уже на первой встрече нам стало ясно, что у нас есть особенная связь. Мы были очень разными людьми, но он умел внимательно слушать, и нам было легко друг с другом. Мы могли говорить часами. Я чувствовала, что наши отношения со временем станут искренней привязанностью и любовью друг к другу. Мы очень быстро разобрались в своих мыслях и чувствах по отношению друг к другу и в итоге с радостью встали под хупу.

 

Находим компромисс

 

- После свадьбы мы поселились в Кирьят-Гате, в религиозном районе, который там появился с годами. Первое время мы привыкали друг к другу. С самого начала нам обоим было понятно, что у нас разная ментальность: мой муж – европеец до мозга костей, а я – настоящая сабра-израильтянка. Мужу было сложно привыкнуть к жизни в таком небольшом провинциальном городке как Кирьят-Гат, но мы старались больше времени проводить вместе, общаться и находить такие компромиссы, которые могли бы сгладить острые углы в наших отношениях.

Одной из черт, которые мне сразу понравились в моем будущем муже, была его любовь к учебе Торы. Я выросла в доме, где папа всегда был занят делами, и у него оставалось мало времени и сил на то, чтобы сидеть над книгой. Но отец моей мамы был из тех, кто не выпускал книгу из рук, и, приходя в гости к бабушке и дедушке, я всегда видела, как мой дедушка сидит над раскрытой книгой и что-то негромко учит. Мне так нравилась эта картина, что еще девочкой я решила, что хочу выйти замуж за человека, который любит и умеет учиться. Я мечтала, что выйду замуж за человека, который по-настоящему любит Тору, и  хотела, чтобы дети, которые у нас появятся, тоже видели это. Моя мечта, слава Б-гу, осуществилась.

 

Ультразвук у подъезда

- Примерно через полтора года после свадьбы мы почувствовали, как на нас давит наше окружение: нас стали спрашивать о детях. Конечно, мы и сами мечтали родить ребенка, но при этом мы были заняты друг другом и не волновались о том, что спустя полтора года мне все еще не удалось забеременеть. Доброжелатели не переставали спрашивать, советовать, предлагать и просто бестактно лезть в нашу личную жизнь…

Мы жили в доме, в котором по совпадению было много молодых семей с маленькими детьми. Почти все мои соседки сидели дома и ухаживали за малышами. Каждый день после обеда они все выходили на детскую площадку перед домом и проводили там время с детьми, а я приезжала в это время с работы домой, выходила из огромной машины, держа в руках сотовый телефон (который в те времена еще был большой редкостью), и выглядела как инопланетянка, случайно приземлившаяся во дворе жилого дома.

У меня было чувство, что каждый раз, когда я подхожу к подъезду, меня как будто просвечивают ультразвуком. Бывало, что кто-нибудь из «добрых людей» говорил мне что-то бестактное. Жизнь в этом доме постепенно стала для нас настоящим испытанием. Мне было тяжелее, чем мужу, потому что с детства я привыкла жить в коттедже, а не в многоквартирном доме, где все друг друга знают, и есть соседи, с которыми нужно уметь уживаться.

Меня раздражало, что люди рассматривают мои пакеты с покупками и задают мне вопросы о моей личной жизни. Я чувствовала, что мне не хватает личного пространства, и мы с мужем не могли дождаться того дня, когда мы сможем переехать в другую квартиру. Тот факт, что наш дом оказался теплицей для молодых семей и почти все наши соседи прогуливались с колясками и говорили о памперсах и молочных смесях, делал мои переживания о детях еще более болезненными. Я начала чувствовать, как сильно мне не хватает ребенка, и мне было больно от мысли, что я мечтаю о чем-то, что не могу получить. Мое желание стать матерью росло с каждым днем, но вместе с ним росло и разочарование. Я стала замыкаться в себе, меньше общалась с подругами, реже приходила на торжества, куда меня приглашали. Я целиком посвятила себя работе и мужу. К счастью, наш брак действительно был очень удачным, и муж стал моей поддержкой и опорой.

 

Луч надежды

- Через несколько недель после свадьбы мы поехали в Петах-Тикву, чтобы навестить одну дальнюю родственницу моего мужа, и остались у нее на Шабат. В субботу днем мы вышли прогуляться, и, проходя мимо одного симпатичного скверика, муж вдруг спросил у меня: «Ты бы хотела здесь жить?» «Да! – ответила я. – А ты?» «И я тоже», - согласился муж. Вернувшись в Кирьят-Гат, мы рассказали моим родителям о том, что хотим однажды переехать жить в Петах-Тикву. Мои родители на протяжении многих лет мечтали переехать жить в Иерусалим, но каждый раз, когда они начинали думать об этом проекте всерьез, что-то срывалось, и они оставались в Кирьят-Гате.

Услышав о том, что однажды мы переедем из Кирьят-Гата в Петах-Тикву, мои мама и папа иронично усмехнулись и сказали: «Да, а мы переедем в Иерусалим!». Ровно через год мои родители переехали в Иерусалим! А через три года мы с мужем перебрались в Петах-Тикву.

Мы очень долго искали подходящую квартиру, каждый раз что-то не получалось, и приходилось начинать все сначала. В итоге мы нашли отличную квартиру в очень дорогом доме за небольшую цену. Оказалось, что хозяева квартиры очень торопятся ее продать и поэтому готовы сделать большую скидку. Но самым забавным оказалось то, что наша квартира находилась как раз возле того самого скверика, который так понравился нам, когда мы гуляли по нему через несколько недель после свадьбы. Переезд в Петах-Тикву вселил в нас надежду.

 

Они не дают нам – тогда мы дадим им!

- Мы так хотели переехать из района, в котором жили, что не заметили, что бóльшая часть наших проблем вовсе не связана с местом жительства.

Кто покупает квартиру в городе, где он никого не знает, где у него нет родственников и даже нет работы? Все эти вопросы даже не приходили нам в голову. Мы задумались над ними только после того, как въехали в свою новую квартиру и столкнулись с грустной действительностью. В дополнение ко всему наши соседи оказались не очень гостеприимными людьми.

Дом, в котором мы купили квартиру, был очень дорогим, элитным домом и соседи просто не замечали нас. Возможно, так происходило потому, что они не знали как к нам подступиться: мы слишком выбивались из общего фона – мой муж с длинной бородой, а я – просто полная женщина в длинной скромной юбке… Мой первый разговор с соседкой состоялся в конце месяца, когда пришло время платить деньги за уборку подъезда. Я поднялась к соседям, чтобы отдать им нужную сумму, а в ответ услышала: «Зачем вы приехали сюда? Разве мало квартир в Иерусалиме или Бней-Браке?» Я была так шокирована вопросом, что просто пробормотала что-то про то, что мы надеялись, что здесь лучше качество жизни…

Вернувшись в свою квартиру, я разревелась. Я сказала мужу, что мы зря переехали, нас здесь никто не хочет видеть. Но когда я немного успокоилась, мне пришла в голову одна идея: я поняла, что мы сами должны сделать что-то, чтобы себе помочь. Я заявила мужу: «Пусть они не хотят уделять нам внимания – тогда мы уделим им! Иначе для чего мы здесь?» Я составила мужу список покупок и отправила его в магазин. Он вернулся с мукой, сахаром, растительным маслом и дрожжами.

В пятницу я приготовила халы. Вообще-то до этого у меня был не очень удачный опыт с дрожжевым тестом: те несколько раз, что я пекла халы, тесто получалось твердым, как камень, и я не знала, как это можно исправить. Но в ту памятную пятницу мои халы получились просто волшебными! Мы с мужем прошли по семи квартирам в нашем подъезде и вручили халы на Шабат всем соседям. Они были потрясены. И с тех пор все соседи стали с нами здороваться.

В Пурим мы приготовили мишлоах манот для всех наших соседей, как если бы они все были нашими лучшими друзьями. Те первые месяцы на новой квартире научили меня одной важной вещи, которую я запомнила на всю жизнь: если тебе чего-то не хватает – дай другим. Обычно люди думают, что когда им чего-то недостает, то они и дать ничего никому не могут, но это не так – если отдавать что-то другим, то, в конце концов, ты начнешь и получать.

 

Стать посланниками

 

Через некоторое время произошла одна знаменательная встреча. Исраэль, муж Гитит, возвращался домой из синагоги после Шабата. Вдруг на улице к нему подбежал молодой человек в вязаной кипе, обнял его и широко улыбнулся. Исраэль, выросший в Европе, был шокирован таким проявлением чувств, да к тому же со стороны незнакомца. Парень рассказал, что он недавно женился и его жена очень хочет жить в этом районе, но сам он очень привязан к хабадской синагоге в своей родной Кфар-Сабе. «Я – хабадник в душе! Я сказал жене, если там есть Бейт-Хабад, я согласен переехать, а если нет – то нет. Так что ты, – обратился молодой человек к Исраэлю, – будешь моим Бейт Хабад!» Не дожидаясь ответа, он дал мужу Гитит свою визитную карточку и сказал: «Скоро 19 кислева, сообщи мне, где вы делаете фарбренген!»

- Этот человек произвел нас в ранг посланников Ребе и «заставил» нас открыть «Бейт Хабад». Когда мой муж пришел домой и рассказал мне об этой встрече, он добавил, что мы теперь обязаны сделать фарбренген на 19 кислева. Я сказала ему, что никто не придет и все наши усилия пропадут даром. Но мужа было непросто разубедить, и я сдалась. Я выросла в доме, где всегда умели и любили принимать гостей. Поэтому я решила, что для фарбренгена нужно приготовить достойное угощение. С другой стороны, я очень боялась, что никто не придет и все окажется напрасным. Мой муж пригласил всех, кого мог. Мы думали, что придут только мужчины, но в назначенный час в нашу квартиру начали стекаться семейные пары – все приглашенные соседи пришли вместе с женами. Каждый раз, открывая дверь, я чувствовала себя как Ноах, в чей ковчег все приходили парами. И фарбренген, и угощение всем очень понравилось. Обстановка была настолько веселой и доброжелательной, что людям захотелось прийти к нам еще раз. Так в нашем доме появились еженедельные уроки хасидута и фарбренгены, которые постепенно стали традицией.

Через некоторое время нашими гостями стала одна молодая семья. За столом наш гость спросил, почему у нас до сих пор нет своей синагоги? В тот момент мы растерялись и не знали, что ему ответить. Но в скором времени – в качестве ответа на его вопрос – мы открыли хабадский миньян. Теперь, думая об этом, я вспоминаю, как после свадьбы мой муж предложил отправиться вместе в шлихут, но я тогда отказалась, потому что считала, что мне это не подходит. Прошли годы, и я увидела, что не мы выбрали шлихут, а шлихут выбрал нас.

«Разноцветная деревня»

Синагога, созданная Исраэлем и Гитит, всегда полна людьми, и это, несмотря на то, что в округе есть больше десятка других синагог. Что так привлекает евреев именно в этой синагоге?

- Мы выбрали для нее название «Кфар гваним» – «Разноцветная деревня», потому что мы знаем, что все люди разные. И так как мы сами когда-то столкнулись с предвзятым отношением и знаем на своем опыте, как это может травмировать человека, мы решили создать такую общину, в которой каждого принимали бы таким, какой он есть, не думая о том, каково его финансовое или социальное положение и насколько педантично этот человек исполняет заповеди.

В «Кфар гваним» вы можете встретить профессоров из соседнего университета «Бар Илан» и простых рабочих, людей, которые еще не соблюдают заповеди, и тех, кто давно идет дорогой Торы. Все эти люди вместе молятся, сидят за одним столом во время фарбренгенов, и все это в атмосфере взаимного уважения и любви к ближнему.

 

Давать – это получать

- Когда мой муж и его братья, будучи юношами, приехали учиться в йешиву в Израиль, их принимала одна семья. Он и его братья знали, что они всегда могут приехать в этот дом на субботу или праздники, могут воспользоваться их стиральной машиной или просто зайти на чашку чая, чтобы поговорить по душам. Это была приемная семья, которую нашла для своих учеников йешива.

Однажды посланник Ребе в Будапеште спросил у моего мужа, могли бы мы стать такой же приемной семьей для других студентов из Венгрии? Моему мужу очень понравилась эта идея, но я отказалась. Я подумала тогда, что моя жизнь и так не очень проста, и в нашем доме нет детей, и я не знаю венгерского языка, и, наверняка, гости будут говорить с мужем по-венгерски, а я не пойму ни слова… И вообще, зачем нам нужна эта головная боль?

Раз в году мы ездили навещать мою свекровь в Венгрии. У нее на столе стоял очень красивый серебряный канделябр. Я как-то спросила, откуда у нее такой красивый подсвечник, и она ответила, что расскажет мне, когда придет Исраэль – чтобы он мог перевести для меня с венгерского. Но каждый раз этот вопрос как-то забывался. В конце концов, мы однажды вспомнили о канделябре в присутствии Исраэля, и он перевел мне рассказ своей мамы.

Отец моей свекрови потерял жену и детей в огне Катастрофы. Когда закончилась война, он женился на своей двоюродной сестре. До войны в их местечке жило три тысячи евреев, после войны осталось триста. Те, кто выжил, были больными, нищими и несчастными людьми. Ее отец решил открыть свой дом для всех выживших евреев. Он и его жена принимали десятки гостей по субботам и праздникам.

Среди евреев местечка был человек, потерявший всю семью, но при этом умудрившийся каким-то образом сохранить свое богатство. Многие думали, что ему вряд ли нужна помощь, потому что у него есть деньги, чтобы себя обеспечить. Но дедушка моего мужа видел, что этот человек очень одинок, и пригласил его в гости на субботу. Богач, которого звали Берл Шварц, отказался.

Получив несколько отказов от Берла Шварца, дедушка Исраэля решил пойти на хитрость. В субботу после молитвы он вместе со всеми своими гостями отправился к дому Берла Шварца и сказал ему, что они все просят его прийти в гости на трапезу, а если он откажется, то тогда они все будут стоять у него под окнами на морозе (а дело было зимой), пока он не передумает.

Берл понял, что деваться ему некуда и принял приглашение. С тех пор в течение пятнадцати лет каждую субботу он приходил в дом родителей моей свекрови. Когда же моя свекровь вышла замуж, он подарил ей этот огромный подсвечник и рассказал, что этот канделябр раньше принадлежал его жене, а до этого – ее матери, а до ее матери – ее бабушке. Канделябр передавался от поколения к поколению, от матери к дочери. Берл Шварц пожелал моей будущей свекрови, чтобы ее жизнь была такой же светлой, какой стала его жизнь благодаря ее родителям.

Этот рассказ очень взволновал меня и все никак не выходил из головы. Я все думала о том, что если бабушка и дедушка моего мужа, которые прошли сквозь ужасы Катастрофы и вовсе не были богатыми людьми, нашли в себе силы открыть свой дом для нуждающихся в их тепле и заботе, то неужели и я не смогу сделать того же?

Наконец я решилась и согласилась принимать студентов в нашем доме. С тех пор наш дом наполнился светом. Мы перестали чувствовать себя одиноко по субботам, в нашем доме появились гости, стал слышен смех и интересные беседы. Время от времени я стирала их вещи или готовила их любимую еду, и мне казалось, будто я забочусь о своих собственных детях. Я получила от этих студентов гораздо больше, чем дала им сама, и до сих пор мы сохраняем прекрасные отношения и с радостью получаем приглашения на их свадьбы.

Не так давно душа мамы Исрэля покинула этот мир. А серебряный канделябр достался в наследство Гитит – такова была воля ее свекрови. Теперь этот великолепный подсвечник стоит в их гостиной и напоминает о старинной семейной истории и ее современном продолжении.

 

Нежданное чудо

- Больше всего на свете мы хотели стать родителями. Мы делали для этого все возможное. Я проходила через болезненные процедуры, принимала таблетки, которые могут навредить организму, и все это только ради того, чтобы забеременеть. Не было благотворительной организации, которой бы мы не помогли деньгами, не было приметы, которой бы мы не воспользовались, не было врача, к которому бы мы не пошли. Мы платили огромные суммы за новые лекарства и новые проверки, и чем больше мы старались завести ребенка, тем больнее мы переживали неудачи. Нам казалось, что все вокруг рожают и воспитывают детей, и только мы на это не способны. Тяжело было переносить эти сочувственные взгляды, доброжелательные советы.

Настал момент, когда я решила покориться судьбе. Нет, я не сдалась, я просто поняла, что у этого мира есть Хозяин, и все происходит по Его воле. Я решила, что я сделаю то, что от меня зависит, а результат – только в руках Всевышнего. Я решила обратиться к врачу в моей больничной кассе, а не к частным врачам, как делала в течение долгих лет. В тот момент я весила больше, чем когда-либо, и знала, что надежды на успех почти нет. И именно в тот момент, когда я целиком положилась на волю Всевышнего и сделала только один маленький шаг, который мне следовало сделать, – именно тогда мы услышали самую чудесную новость на свете! У меня нет слов, чтобы описать нашу радость и удивление врачей, которые до сих пор говорят, что мой ребенок – это настоящее чудо в прямом смысле этого слова.

 

Оглядываясь назад, я могу сказать, что в тот год мы получали много знаков, намекавших на то, что наша заветная мечта должна вот-вот осуществиться. К примеру, в тот год во время праздника Суккот, когда принято каждый вечер танцевать и веселиться, мы устроили у себя в гостиной танцы с Торой. Мы вынесли всю мебель и пригласили всех соседей и друзей к нам. Радость была почти осязаема, и в самый разгар веселья один из гостей сказал, что все присутствующие должны благословить нас на то, чтобы в этом году мы удостоились родить ребенка, и все закричали «Амен!». И именно в этот год мы стали родителями. Беременность проходила трудно, и роды тоже были тяжелыми, но, в конце концов, на свет появилась наша радость – наша маленькая дочка по имени Сари. Сейчас ей уже семь лет.

 

Безграничная любовь

 

Когда я предложила Гитит дать нашим читательницам добрый совет, она немного растерялась – слишком много жизненных уроков она извлекла за эти годы.

- Я думаю, что женщина должна ухаживать за собой и баловать себя. Потому что, когда нам хорошо, хорошо и нашим мужьям, и нашим детям, и всем, кто нас окружает. Всегда можно найти причины, чтобы погрустить и запустить себя, но если не поддаваться этим порывам и заниматься собой, то в итоге от этого выигрывают все. И еще один урок, который я выучила, и я всегда стараюсь напоминать себе о нем – это покоряться воле Всевышнего, помнить, что Он – истинный Хозяин мира и все в Его руках. От нас же зависит только создать сосуд, в который Всевышний спустит благословение. И еще –очень важно давать. Делиться с другими тем, что у тебя есть. Даже тогда, когда кажется, что тебе нечего дать своему соседу, поделись – и ты увидишь, что это чудесным образом заполнит пустоту и в твоем сердце.



Добавить комментарий

Добавить комментарий

* Внимание! Все комментарии проходят премодерацию. Ваше сообщение появится после проверки модератором.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)
Код изображения:
Заголовок:
Ваше имя(*):
Адрес электронной почты:
Уведомление о новых сообщениях в этом треде:
Сайт:
Комментарий(*):