Интервью

Когда журналистка дает интервью

27.02.2014

В течение пяти лет она рассказывает читательницам журнала о наших удивительных современницах, разбросанных по различным еврейским общинам во всем мире, и о благотворительных организациях. В честь выхода в свет пятидесятого номера нашего издания мы решили поменяться с ней ролями и взять у нее интервью.

Ципи Кольтинюк, журналистка, музыкант, деловая женщина, расскажет журналу «Для тебя» о том, что мы еще о ней не знаем…

Редакция журнала «Для тебя»

Детство

Я родилась двадцать девять лет назад и стала восьмым ребенком в семье с одиннадцатью детьми. Мои родители приехали в Израиль в 70-х годах. Они получили высшее образование, и, еще до приезда в Израиль, немного соблюдали традиции, знали, что происходят из известных хабадских семей. Начав служить в израильской армии, папа стал больше соблюдать и увлек за собой маму. Через несколько лет они уже были настоящей хабадской семейной парой, и, таким образом, вернулись к той жизни, которую вели мои хабадские бабушка и дедушка, соблюдавшие заповеди даже в советской России. Несмотря на то, что я родилась на свет в тот момент, когда родители были уже «совсем» хабадниками, наш дом был открытым для всего нового, и меня до сих пор часто спрашивают, в каком возрасте я начала соблюдать заповеди…

Я выросла в религиозном районе и прошла всю систему хабадского еврейского образования, начиная с детского сада и заканчивая семинарией для девушек. С раннего возраста я интересовалась СМИ, с удовольствием слушала радио, лишь телевизора в нашем доме не было. Я читала все, что попадало в мои руки, и писала при любом удобном случае. Моя мама была пианисткой, и от нее я унаследовала любовь к музыке. В нашем доме всегда звучала музыка, и всегда было весело.

 

Многодетная семья

Я родилась в семье, благословенной детьми. Мы спали по три человека в комнате. Мы почти не ходили в гости к друзьям, потому что каждому из нас было с кем общаться дома. Мы и ссорились, и играли вместе. Я помню, что впятером или вшестером мы могли часами играть в «Монополию». Но, кроме того, что наш дом был полон детей, в нем всегда были гости, благодаря этому я хорошо знаю русский.

С родителями мы говорили на иврите, но с гостями почти всегда по-русски, потому что с годами наш дом стал чем-то вроде отделения «Сохнута» для репатриантов из России. Везде, где мы жили, люди каким-то образом узнавали, что репатриант из России, которому негде жить, может остановиться у нас. Мы клали матрасы на пол, и люди, которым негде было жить, ночевали у нас до тех пор, пока не находили себе квартиру. Это могло занять неделю или месяц.

А еще в наш дом приезжали русскоязычные дети из пансиона в Кфар-Хабаде, их привозили в Израиль из Чернобыля и близлежащих областей. Они приезжали к нам каждую вторую субботу. Иногда в воскресенье я замечала, что из моего шкафа пропала какая-нибудь вещь: моя мама всегда жалела этих девочек и дарила им что-то из наших вещей…

 

Мама

 

Моя мама была очень талантливой концертирующей пианисткой, а после приезда в Израиль она стала зарабатывать частными уроками. Она не учила нас музыке, так как считала, что это не правильно, когда мама выступает в роли учителя для собственных детей.

Когда в 90-х годах началась массовая репатриация из бывшего Союза, и многие из приехавших, люди с высшим образованием, были вынуждены соглашаться на неквалифицированную работу, маме было очень тяжело с этим смириться. Она открыла контору, которая находила работу для людей с высшим образованием – репатриантов из СНГ. Сначала все расходы фирмы она оплачивала из своего кармана, и только через два года, когда различные организации заинтересовались русскоязычными репатриантами, моя мама начала получать зарплату.

Мама нашла работу для тысяч репатриантов, а центр занятости, созданный ею, существует до сих пор. Он находится в Иерусалиме и сейчас, как и двадцать лет назад, помогает найти работу тем, кто приехал из России. Когда мне было десять лет, у моей мамы обнаружили ту самую роковую болезнь. Через два месяца мамы не стало.

Мне потребовалось много времени, чтобы принять тот факт, что мамы больше нет. Сначала я утешала себя тем, что мама вернется, и только когда папа женился во второй раз, я поняла, что мамы больше нет. Без сомнения это событие очень повлияло на меня, и я каждый день ощущаю, как мне ее не хватает. Сразу после ее смерти и позже, в годы юности, я переживала это невероятно тяжело. Я злилась на Всевышнего за то, что он забрал у меня маму, сердилась на маму за то, что она ушла, обижалась и на себя, и на весь мир. Но постепенно я поняла, что должна заняться собой, а вера дала мне дополнительные силы. Я поняла, что мамина душа до сих пор существует, и она вечна, что она видит меня и волнуется обо мне, даже если физически ее нет рядом. Постепенно злость и обида отступили, и я пришла к мысли, что когда я иду по стопам мамы, ее жизнь продолжается духовно.

Когда я вырасту

До пятнадцати лет я не думала, что буду заниматься музыкой или писать. Мой папа – ученый, и, когда я была маленькой, знала, что он «изобретает патенты». Это казалось мне таким волшебным, я мечтала, что тоже буду изобретать, когда вырасту. Дни напролет я думала о том, как сделать что-то новое, и я даже помню часть своих идей… Например, когда в школе мы учились решать уравнения, я пыталась найти новые способы решения вместо тех, о которых говорила учительница. Обычно моя идея прекрасно помогала в решении одного уравнения и совсем не подходила для остальных.

Потом я стала мечтать о том, как буду заниматься рекламой. Я всматривалась в разные объявления и плакаты на улицах, анализировала их, думала о том, как бы я стала рекламировать разные вещи и так далее. Когда мне исполнилось семнадцать, я послала письмо в одно из религиозных рекламных агентств и попросила их взять меня секретарем на время летних каникул. Я сообщила им, что готова работать бесплатно, главное для меня – проникнуться атмосферой, царящей в рекламном агентстве, но мне не ответили.

Сегодня я занимаюсь рекламой и помогаю владельцам частного бизнеса в качестве консультанта по интернет-маркетингу. Это очень интересное занятие, после каждой новой сессии я чувствую, что по-настоящему помогаю предпринимателям поверить в себя и свои силы, даю им уверенность в том, что они могут преуспеть в своем деле.

В течение долгих лет я читала почти каждое объявление о работе в газетах и в интернете и мечтала найти для себя такое занятие, которое с одной стороны даст мне моральное удовлетворение, а с другой – возможность достойно жить. Сегодня я занимаюсь тремя разными видами деятельности, и мне очень нравится то, чему я посвящаю свое время. И если случается, что наступает «затишье» в одной из моих профессий, то две другие в этот момент открывают для меня бóльшие горизонты.

 

Семейная жизнь

Со своим мужем, Давидом, я познакомилась с помощью шидуха. Он встретился несколько раз с моей сестрой, но они не подошли друг другу. Когда мне предложили с ним встретиться, то сваха сказала: «Есть только одна маленькая проблема, он уже встречался с твоей сестрой». Большинство девушек, услышав об этом, сразу бы отказались, но я подумала, что это своего рода преимущество, так я могу больше узнать о нем от своей сестры.

На нашем втором свидании, когда я рассказала ему немного о своем детстве, я заметила, как внимательно он слушает меня, и мне сразу стало понятно, что я выйду за него замуж. Через два месяца мы уже стояли под свадебным балдахином. Мы шутим, что моя мама очень хотела, чтобы он стал ее зятем: она «попробовала» сосватать ему одну дочь, а когда не вышло, сосватала другую. И я уверена, что мамина душа действительно позаботилась о моем замужестве.

У меня замечательный муж, слава Б-гу. На свое счастье я очень быстро поняла, как мне с ним повезло, и свое замужество, с самых первых дней нашей совместной жизни, я воспринимаю как чудо. Это, наверное, единственное мое решение, о котором я ни разу не пожалела. Я родилась под созвездием Близнецов, я всегда полна идей, у меня постоянно меняется настроение, а мой муж родился под созвездием Льва, он уравновешенный, спокойный, его не пугает рутина. Это сочетание оказалось очень удачным для нас обоих.

Через полгода после свадьбы мы поехали в шлихут в Москву. Мой муж преподавал там в йешиве, а я давала уроки для женщин и составляла учебные программы для еврейских воскресных школ России. Через полтора года после нашего приезда, когда у нас уже была маленькая дочка, муж вдруг упал в обморок в синагоге. Он попал в больницу, и врачи решили, что он сошел с ума, потому что он судорожно дергал руками и ногами и говорил что-то непонятное. Я невероятно испугалась, когда врачи стали спрашивать меня, что с ним происходило в последние дни. Я сказала, что ничего необычного не было, и он не может сойти с ума, потому что он очень уравновешенный человек. Тогда врачи предположили инсульт, но не смогли определить это наверняка.

У нас не было действующей медицинской страховки, и поэтому Давида госпитализировали в обычную районную больницу, в которой в тот момент шел ремонт и половина лечащего состава просто отсутствовала. У меня нет слов, чтобы описать, насколько беспомощной я себя чувствовала. Я боялась рассказать своей семье в Израиле о том, что произошло, потому что не хотела их волновать. Я пыталась справиться с этим горем сама.

В конце концов, мужа выписали, и почти сразу с ним случился еще один припадок. Я позвонила своему дедушке, который управлял отделением «Трансаэро» в Израиле, и уже на следующее утро мы были по дороге домой. По приезду мужа немедленно госпитализировали, и оказалось, что он болен менингитом.

В течение двух недель он находился в больнице. Израильские врачи сказали мне, что, если бы я не привезла его домой, то могла на всю жизнь остаться с мужем-инвалидом, в лучшем случае. Ему потребовалось много времени, чтобы прийти в себя, и до сих пор он должен принимать лекарства и вести щадящий образ жизни. Но, слава Б-гу, самое страшное осталось позади, и он постепенно возвращается к нормальной жизни.

 

Дети и карьера

Я всегда мечтала иметь детей, и, слава Б-гу, я – мама трех замечательных малышей. Самой старшей сейчас шесть лет, ее зовут Хая-Мирьям, в честь моей мамы. Средняя в семье – Хана-Шира, и самый младший – Авраам-Меир.

Я занимаюсь многими интересными вещами, но, без сомнения, материнство сейчас занимает в моей жизни первостепенное место, и так будет в ближайшие десять-двадцать лет. Когда, через пару десятков лет, я буду вспоминать прошедшие годы, я хотела бы быть уверенной, что сделала для своих детей все, что могла.

Когда сама остаешься без мамы в столь юном возрасте, то не просто быть мамой собственных детей. Было много вещей, о которых у меня не было представления. Я стараюсь дать своим детям много любви, которую я не успела получить в детстве. После каждых родов или когда мне было просто тяжело, я шла к специалистам, чтобы научиться справляться с возникающими трудностями и дать своим детям только самое лучшее.

Когда на свет появились мои девочки, мне было очень сложно выйти на работу. Я помню, как в детстве мне было тяжело расставаться с мамой, как я плакала, когда она поздно возвращалась с работы. И мне очень не хотелось, чтобы мои дочки переживали что-то подобное. Поэтому я ударилась в другую крайность, я нашла работу продавца в магазине одежды на полставки, и всё это ради того, чтобы встречать детей днем, когда они возвращаются из садиков.

В конце концов, я поняла, что из-за этой скучной работы, которой я себя «наказываю», я становлюсь еще более несчастной и раздражительной. Сегодня я работаю дольше, но часть работы я могу делать, находясь дома, и это позволяет мне каждый день встречать детей, приходящих из садиков. А если у меня запланирован концерт, то муж остается с детьми и укладывает их спать, а на следующее утро я собираю их чуть позже в садик. Мы с мужем очень помогаем друг другу, мы оба работаем «из дома» и зарабатываем, вместе заботимся о детях и занимаемся домашними делами. Я, наконец, нашла золотую середину между материнскими обязанностями и карьерой, и я очень довольна.

 

«Для тебя»

Всегда любила выражать свои мысли на бумаге. В старших классах у меня появился имидж «писательницы»: я сочиняла пьесы для спектаклей, газеты на праздник Пурим, книгу о прошедшем учебном годе и многое другое. После окончания школы большинство моих одноклассниц пошли учить педагогику в семинарии для религиозных девушек, и только я мечтала о карьере в рекламном бизнесе или в СМИ. Но очень быстро я поняла, что не могу пойти против течения и начать учиться в месте, где обычно не бывает религиозных студенток. Такой шаг может повредить мне позже, когда я буду искать себе пару, чтобы создать семью. Я решила пойти на небольшую «сделку» со своей мечтой и подала документы в семинарию в Кфар-Хабаде, на факультет педагогики и коммуникаций.

Программа курса была построена так, что мы могли немного познакомиться со спецификой радиопередач, видеомонтажа и основами журналистики, хотя бóльшая часть учебы была посвящена педагогике. Я была разочарована этой учебной программой, но, с другой стороны, именно благодаря своей учебе я получила место в хабадском журнале для детей.

В течение нескольких лет я пыталась получить место в рекламном агентстве, мне казалось, что я просто создана для этой деятельности. А когда я добилась своего, то оказалось, что в этой профессии сумасшедший рабочий график: мой рабочий день мог начаться в шесть утра и закончиться в девять вечера. Несмотря на то, что эта работа была моей мечтой на протяжении нескольких лет, я решила отказаться от нее: я хотела быть хорошей мамой для своих детей, и мне было жаль даже ради очень интересной работы пропустить самые важные годы жизни моих малышей.

Я очень переживала о том, что мне приходится расставаться с мечтой, но вдруг мне позвонила моя подруга со школьных времен, Браха Турнайм, и предложила писать для журнала «Для тебя». Это было как луч света в темном царстве! Я внезапно поняла, что Б-г дает мне знак и все в моей жизни будет по-особенному.

Я начала писать для журнала, а со временем прослушала несколько литературных и творческих курсов, которые помогли мне полнее раскрыть свои способности.

Самым запоминающимся для меня интервью была беседа с моей бабушкой. Мы разговаривали с ней в ее день рождения, за месяц до ее смерти. Я буду вечно благодарна Брахе за то, что она тогда заказала мне это интервью, и получилось, что я как будто простилась с бабушкой. Да и бабушке доставило тогда удовольствие сидеть рядом со мной и отвечать на вопросы. Она была очень интересной личностью, и я многому у нее научилась. Она была живым примером того, как человек может оставаться сильным, несмотря на жизненные трудности. Каждый раз, когда я ее навещала, она рассказывала мне, как они соблюдали заповеди Торы в коммунистической России и какой отваги это требовало, но именно благодаря интервью, которое я взяла у нее, многие из рассказов моей бабушки легли на бумагу.

 

Большое удовольствие мне доставляет писать для рубрики «Их след в нашей истории». Благодаря этим небольшим заметкам я узнала для себя много нового о замечательных женщинах нашего народа, и, если у меня будут еще дочери, я буду рада дать им имена тех, о ком я когда-то писала на страницах этой рубрики. Кстати, две мои дочки названы именами праведниц и пророчиц, и после того как я написала о них, я поняла, что не ошиблась в выборе имен для дочерей.

 

Писать для женского журнала, который выходит в свет на территории Казахстана, для меня это как будто я замкнула круг. Когда мне было пятнадцать, я приехала в Алма-Ату, для того чтобы работать вожатой в детском летнем лагере. Для меня это была первая в жизни поездка заграницу, и я была очень довольна и лагерем, и своей ролью в этом важном проекте. А теперь – более десяти лет спустя – я пишу статьи, которые выходят в свет именно в Казахстане! Так как я живу в Израиле, то обратная связь с читательницами несколько затруднена, но каждый раз я стараюсь написать что-то интересное и надеюсь, что читательницы журнала довольны и находят в моих статьях что-то полезное для себя.

 

Музыка

Мои родители выросли в Советском Союзе и воспитывались в рамках общепринятых стандартов: ребенок должен был быть чем-то занят, ходить на кружки, развивать таланты, учиться играть на музыкальном инструменте или проводить свое время в занятиях каким-либо оригинальным спортом. В нашем доме царила музыка. У нас была учительница игры на фортепьяно, которая приходила к нам почти каждый день, чтобы все мы имели возможность с ней позаниматься.

К большому маминому огорчению почти все мои братья и сестры отказались заниматься музыкой. В отличие от детей, воспитанных в России, у нас не было того терпения и усидчивости, которое требовалось для этих занятий. Но я и еще две мои сестры решили продолжать учебу. Занятия продолжались почти четыре года, до того момента, как мамы не стало. После случившейся трагедии, музыка стала нам безразлична, и мы бросили учебу.

 

Когда мне было почти четырнадцать лет, мой папа снова женился, и мы переехали в новый дом вместе с его женой. Единственной вещью, которая напоминала мне о прежней жизни, оказалось прекрасное мамино фортепьяно. Оно стало мне чем-то вроде близкого друга. Каждый день я садилась и играла на нем. Это, конечно же, было любительское исполнение, мне не хватало техники, ведь я училась игре на фортепьяно совсем недолго.

Мне было тяжело привыкнуть ко всем тем переменам, что произошли в моей жизни, и, не умея выразить себя по-другому, я начала писать стихи и сочинять к ним мелодии. В доме, где не было ни компьютера, ни телевизора, оказавшись почти в одиночестве (почти все мои старшие братья и сестры разъехались по йешивам и жили в общежитиях), фортепьяно стало для меня единственной отдушиной.

Сначала я писала музыку на строки из «Теилим», а затем начала сочинять собственные тексты. Большей частью мои песни были о преодолении трудностей и вере в Б-га. Шли годы, мои песни копились в ящике стола, время от времени я исполняла их для подруг или семьи. Мои друзья и родственники реагировали на них очень тепло. Я даже пыталась продавать свои песни или просто дарить их известным религиозным исполнителям, но из этого ничего не вышло. Тогда я даже не могла себе представить, что пройдет несколько лет, и я буду сама исполнять свои песни на концертах и даже запишу альбом…

 

Сегодня у меня есть концертная программа, которая называется «Для тебя сотворен мир». Во время концерта я рассказываю, как я научилась принимать себя такой, какая я есть, и видеть доброе в жизни. Я пою свои песни, рассказываю о себе, и мои слушательницы выходят после концерта с новыми силами и уверенностью во взгляде.

Каждый раз после концерта ко мне подходили несколько женщин и спрашивали, где можно купить диск с моими песнями. Когда это повторилось несколько раз, я поняла, что мне пора издать свой альбом. Я думала сделать что-то небольшое, записать песни в домашней обстановке, но Б-г распорядился иначе. Я встретила очень известного музыкального аранжировщика, когда он услышал две мои песни, он сказал, что возьмется за этот проект, несмотря на мой скромный бюджет. Он сделал для меня прекрасные аранжировки, мы записали замечательных музыкантов, и через две недели, с Б-жьей помощью, мой первый альбом увидит свет. Моя мечта стала реальностью. Мой альбом посвящен моей маме, благословенна ее память, и я чувствую, что мои занятия музыкой роднят меня с ней.

 

Работа, приносящая моральное удовлетворение

Когда-то давно, в то время, когда я поняла, что работа в магазине не является моим призванием, я решила искать другое место, но не нашла. Тогда в один прекрасный день я села к письменному столу и написала на листке бумаги, какую именно работу я хочу найти. Я помню, что записала тогда, что я хочу работать в организации, которая помогает другим людям, что мне важно, чтобы работа была большей частью «из дома», мне хотелось, чтобы это была активная работа, которая не наскучит, и чтобы я могла применить там свои таланты.

Не прошло и месяца, как мне попалось на глаза объявление о том, что в организацию «Рука братьям» («Яд леахим») ищут сотрудницу. Я приехала на собеседование и сразу поняла, что не подхожу для этой работы, потому что одной из задач, которую ставила организация перед сотрудниками, было посещение людей, попавших в миссионерские секты, и часы работы были в основном во второй половине дня. Я сказала тогда, что у меня есть маленькие дети и мне такое расписание не подходит. Но представитель этой организации сказал, что он думает, что я им подхожу, и попросил меня согласиться на эту работу, пообещав, что найдет для меня интересную и подходящую должность.

Постепенно я начала писать статьи и разъяснительную литературу, модерировать интернет-сайт организации и их страницу в «Фейсбуке», и, конечно, получать массу морального удовлетворения от того, что моя работа помогает спасать евреев от ассимиляции.

 

Религиозная деловая женщина

 

Тот факт, что я религиозная женщина не мешает мне преуспевать. На работе я соблюдаю дистанцию в своих разговорах с мужчинами, я внимательно слежу за тем, чтобы не возникала ситуация, называемая еврейским законом «уединение». Я чувствую, что такое отношение к окружающим помогает мне правильно расставить акценты в общении с коллегами-мужчинами. Благодаря своему открытому характеру я легко схожусь с людьми из самых разных слоев общества, для меня главное, чтобы люди были хорошими и честными.

Я никогда не относилась к себе как представителю религиозного общества в целом, а только как к частному человеку, который ведет религиозный образ жизни. Я предпочитаю быть «личным примером», чем спикером и адвокатом всего религиозного сектора. И как только люди понимают, что я пришла не для того, чтобы учить их жить или что-то им доказывать, они принимают меня такой, какая я есть, и это прекрасно налаживает контакт.

В прошлом мы жили в шлихуте в России, но когда мой муж заболел, нам пришлось вернуться в Израиль, и я думала, что я потеряла этот талант и эту честь быть посланницей Ребе. Но постепенно я поняла, что это не так. Шлихут – это образ жизни. Где бы я ни находилась – в студии звукозаписи или в офисе адвоката, которому я помогаю рекламировать его фирму – я вижу, как мое поведение влияет на людей. Когда люди видят перед собой женщину, которая с одной стороны ведет религиозный образ жизни, а с другой – воплощает свои мечты и идет по жизни с улыбкой на устах, на мой взгляд, это самый лучший способ рекламы Торы и заповедей, данных нам Всевышним. Я всегда говорю своему мужу, что прежде всего я рекламирую Всевышнего.

 

Россия

Когда мы были детьми, и я и мои братья очень стеснялись русского акцента наших родителей, нам не нравилось, когда к нам обращались по-русски. Сегодня мы очень рады тому, что мы знаем русский, и гордимся нашим происхождением. Многие из моих братьев и сестер (и я среди них) создали семьи с выходцами из бывшего СССР. Со своей свекровью я говорю по-русски и прошу ее говорить на этом языке и с моими детьми, мне важно, чтобы они тоже знали русский. Трое моих братьев и сестер живут в России и работают посланниками Ребе в еврейских общинах. Мои братья и сестры сейчас распространяют иудаизм именно в тех местах, где пятьдесят лет назад на улицах Москвы висела фотография моего деда, разыскиваемого КГБ за распространение иудаизма… Так замыкается круг истории. Моя сестра Йеудит живет в шлихуте в Москве, мой брат Дани Кричевский – посланник Ребе и главный раввин в городе Уфе, а брат Ошер Кричевский – посланник Ребе и раввин Омска.

Я тоже с удовольствием использую свое знание русского языка: время от времени я даю лекции об иудаизме по-русски, а при необходимости помогаю людям, которые не успели выучить иврит, сориентироваться на улице или в поликлинике. Они всегда удивляются, когда слышат, что я предлагаю им помощь на чистом русском языке. После того как проходит первый шок, мне обычно доверительно сообщают, что я похожа на еврейку из Марокко…

 

Вера

Вера – это то, что помогает мне идти по жизни. Я даже боюсь себе представить, как могла бы выглядеть моя жизнь без веры в Б-га, в то, что Он управляет миром, и что все, что происходит, приходит к нам Сверху, и даже если случается большое несчастье, в конце концов, это тоже к добру. Мои родители сумели воспитать во мне любовь к Б-гу, научили меня исполнять заповеди в радости. Каждое утро, когда я просыпалась, я видела, как мама стоит напротив открытого окна и читает утренние благословения: она смотрела на пейзаж, на красоту окружающего мира и молилась из самой глубины сердца. Такие вещи закрадываются в душу и остаются там навсегда. Я преодолела в жизни много трудностей, ходила к специалистам, да и сейчас еще хожу, чтобы помочь себе научиться преодолевать грусть и страхи, но вера – как я в этом убедилась – это самое лучшее лекарство от всех жизненных неурядиц.

Бесконечность

Сегодня я красива, завтра – всё иначе,

Сейчас я успешна, а потом – чуть не плачу,

То взлет, то паденье,

То встаю, то спотыкаюсь,

 

То слышу комплимент, то снова обижаюсь,

То самоуверенна, то не могу решиться,

То взлет, то паденье,

И голова кружится…

 

Из крайности в крайность,

То счастье, то грусть,

Уверена я иль чего-то боюсь,

Я снова убеждаюсь…

 

Моя душа – Твой подарок,

Лучший во Вселенной.

Что бы ни случилось,

Она делает меня бесценной…

 

Я приняла себя:

Пусть я не идеальна,

Но нет такой другой –

Ведь жизнь оригинальна.

То взлет, то паденье,

И снова озаренье:

 

Моя душа – Твой подарок,

Лучший во Вселенной.

Что бы ни случилось,

Она делает меня бесценной…



Добавить комментарий

Добавить комментарий

* Внимание! Все комментарии проходят премодерацию. Ваше сообщение появится после проверки модератором.

Visual Captcha
Код изображения:
Заголовок:
Ваше имя(*):
Адрес электронной почты:
Уведомление о новых сообщениях в этом треде:
Сайт:
Комментарий(*):